Специальный репортаж: Современные первопроходцы помогают межкультурному взаимопониманию на Шелковом пути

Пекин, 8 мая /Синьхуа/ — Самарканд, Узбекистан. Захоронение древнего народа юэчжи.

В 40-градусную жару под палящим солнцем группа археологов во главе с Ван Цзяньсинем из Северо-западного университета Китая ведет раскопки.

Более двух тысяч лет назад посол ханьского императора У-ди Чжан Цянь отправился в земли к западу от Китая, где расположен нынешний Самарканд. В исторической хронике Ханьшу говорится, что Чжан Цянь «пробил путь», за что по возвращении ему был дарован титул Бован-хоу. Дорога, которую проторил древний дипломат, позволила установить связи между Китаем и западными землями, где расположены современные государства Центральной Азии. Экономические и культурные связи между Востоком и Западом неуклонно развивались, постепенно сформировался Великий Шелковый путь.

«Вопреки трудностям, Чжан Цянь отправился в западные земли в поисках народа юэчжи, он стал первопроходцем, открывшим древний Великий Шелковый путь. Сегодня для поисков следов миграции юэчжи из Ганьсуйского коридора в Самарканд мы используем современные археологические методы, и нас также можно назвать первопроходцами в области культурного обмена на пространстве «Экономического пояса Шелкового пути», — рассказывает Ван Цзяньсинь своим студентам из КНР и Узбекистана.

В древности верблюды везли по Великому шелковому пути на запад шелка, чай и фарфор, сегодня на их место пришли традиционная медицина, кун-фу и китайский язык, которые стали новыми Бован-хоу.

Путь традиционной китайской медицины: подобна небу и земле, сочетается со всем миром

Перу, Америка.

В клинике китайской медицины в столице страны Лиме доктор Чжоу Кэсю делает иглоукалывание пациенту с параличом лица. Рядом на трех больничных койках лежат пациенты: некоторые страдают бессонницей, некоторые — болью в седалищном нерве. Их лица, поясницы и ноги усеяны акупунктурными иглами.

Чжоу Кэсю приехала в Перу в конце 80-х годов прошлого века. Она работает в этой стране уже почти 30 лет, от пациентов отбоя нет. Доктор трудится 6 дней в неделю: полдня ведет амбулаторный прием, полдня посещает больных на дому. Она за свой счет посетила многие удаленные департаменты Перу, познакомила с китайской медициной жителей труднодоступных поселков. Богатый клинический опыт и отточенная техника акупунктуры помогли Чжоу Кэсю исцелить тысячи пациентов.

В настоящее время традиционная китайская медицина становится все более популярной в Перу. В одной только Лиме открылись 40-50 соответствующих клиник. В них работают не только высококвалифицированные врачи из Китая: почти 70 проц специалистов — перуанцы.

Одним из лучших среди них является Орландо Лейва. По его мнению, китайская медицина является «золотым дном»: чем больше он узнает, тем отчетливее понимает, как много еще не известно. Более того, будучи человеком, который увлекся Китаем благодаря традиционной медицине, Орландо любит все, что связано с этой страной. И это касается не только тайцзицюаня, настольного тенниса и превосходной китайской еды. Орландо отправил своих детей учиться в Китай, в надежде, что впоследствии они смогут там преуспеть.

Палестина, Азия.

Усама Хабибалла наконец-то смог открыть собственную клинику китайской медицины. Медцентр «Дао» расположен в городе Рамаллах на Западном берегу реки Иордан, который пережил немало войн и смут.

В Палестине не хватает ни врачей, ни лекарств, медицина здесь не слишком хорошо развита. Многие палестинцы страдают от хронических заболеваний. У. Хабибалла, семь лет обучавшийся в КНР китайской медицине, надеется помочь соотечественникам.

«Китайская медицина — это образ жизни. Когда в теле человека нарушается баланс, он заболевает. Китайская медицина направлена на восстановление этого баланса», — рассказывает доктор.

У него есть еще большая мечта: открыть в Рамаллахе центр китайской культуры, чтобы всесторонне познакомить с ней палестинцев, слить воедино квинтэссенцию китайской культуры с арабской.

Моральные принципы ушу: развиты и дух, и тело — добродетельный человек способен на великие свершения

Перу, Америка.

Перуанец Хуан Васкес Санчес связал себя с Китаем благодаря тайцзицюаню.

Он начал заниматься этим боевым искусством в 17 лет, а позднее поступил в ученики к Чэнь Чжэнлэю — представителю 11-го поколения тайцзицюань семьи Чэнь. Сейчас мужчине уже за 60, он преподает стиль тайцзи семьи Чэнь в Лиме. В разное время у него тренировались более ста учеников, самому старшему из которых было более 80 лет, а самому младшему — всего десять.

Египет, Африка

Великий мастер ушу в стиле вин-чунь Ип Ман и не думал, что у него появятся последователи в Египте. В Каире работает центр вин-чунь, которым руководит Мохаммед Нух.

«Я начал изучать китайское кун-фу 17 лет назад. К настоящему моменту у меня в Египте обучалось уже более 70 человек: мужчин и женщин, молодых и старых», — рассказывает М. Нух.

Ученики считают, что их учитель отличается уравновешенностью, тактичностью и усердием, он глубоко понимает дух школы вин-чунь. По мнению Мохаба Шалаша, который занимается в центре М. Нуха уже 6 лет, вин-чунь — это не только боевое искусство, но и философия. «Упражняя тело, мы можем закалить дух», — считает он.

«Я изучал только кун-фу и не сталкивался с китайским языком или другими формами китайской культуры. Однако благодаря вин-чунь мне захотелось больше узнать о Китае и внутреннем мире его жителей», — отмечает еще один ученик Мотаз Вагих.

Дух китайского языка: море вмещает сотню рек, а широкая душа вмещает многое

Перу, Америка

Чем больше почти 90-летний перуанский синолог Гильермо Данино узнает о танской поэзии, тем больше любит ее. «Стихотворения эпохи Тан наполнены философией, в них содержатся глубокие размышления о человеке и природе, а также выражаются чувства мира и преданности», — считает он.

Г. Данино называет свой дом «чайна-тауном»: он уставлен китайскими художественными изделиями, а его стены увешаны картинами и каллиграфическими произведениями. Чтобы испаноязычный мир мог лучше познакомиться с китайской философией и традиционной культурой, представленной в танской поэзии, ученый за 9 лет перевел 9 антологий стихов, став одним из крупнейших переводчиков китайской литературы этого периода в Латинской Америке.

Г. Данино в свое время создал курсы по китайской культуре в четырех важнейших университетах Перу. Недавно он завершил работу над монументальной энциклопедией культуры Китая.

«Если существует реинкарнация, я хотел бы в следующей жизни родиться китайцем, чтобы с детства знать китайский язык и всю жизнь посвятить изучению пятитысячелетней культуры этой страны», — заявил Г. Данино.

Того, Африка.

Открывая дверь в дом бывшего посла Того в КНР Яао Блуа Агбо, мгновенно ощущаешь дуновение Китая: лакированная ширма, деревянная фигурка Суань-ни /отважное и сильное мифологическое существо, похожее на льва/, китайская каллиграфия, раритетный фарфор…

Трудно поверить, что у опытного дипломата целых три поколения семьи используют китайский язык в повседневном общении. «Мы с супругом привыкли говорить по-китайски, наши дети разговаривают на нем с малых лет, а внуки сейчас учат», — рассказывает жена Агбо.

По мнению дипломата, культурный обмен, совместное использование информации и взаимное познание чрезвычайно значимы, ведь от отношений между людьми зависят и отношения между государствами. «Мы должны навещать друг друга, словно родственники», — уверен он.

Добавить комментарий