Специальный репортаж: китайско-американская торговля движется в сторону баланса и стабильности

Пекин, 20 сентября /Синьхуа/ — Экономика и торговля являются, пожалуй, теми сферами, где интересы Китая и Соединенных Штатов по большей части совпадают, и где благодаря сотрудничеству и управлению разногласиями они достигли значительных и взаимовыгодных успехов.

Стоит заметить, что вслед за подъемом среднего класса в Китае и упрощением выхода на рынок с помощью таких методов, как электронная торговля, и таких механизмов, как будущее двустороннее инвестиционное соглашение, структура торговли Китая и США становится более сбалансированной и устойчивой.

Большие надежды возлагаются на то, что предстоящий визит председателя КНР Си Цзиньпина в Соединенные Штаты приведет к прорыву в переговорах по двустороннему инвестиционному соглашению.

От мировой фабрики к мировому рынку

В ноябре прошлого года американский гигант, розничное торговое предприятие Costco, во время своего первого выхода на китайский рынок за один день продало более 200 тонн сушеной клюквы.

В какой-то момент в процессе продвижения товаров, на таможенном складе Costco в Ухане /Центральный Китай/ также были почти полностью израсходованы запасы орехового ассорти, еще одной популярной в Китае американской легкой закуски.

Покупательский бум был вызван китайским титаном электронной торговли и крупнейшей интернет-компанией в мире Alibaba. Осознавая растущую покупательскую способность китайского среднего класса, Alibaba в прошлом году запустила торговую платформу Tmall Global, где собрала бесчисленное количество иностранных торговых марок продуктов питания, одежды, косметики, товаров по уходу за детьми и других.

По данным Alibaba, за девять месяцев после запуска Tmall Global доходы от продаж крупнейших иностранных дистрибьюторов, включая американские Costco и Nature’s Bounty, превысили 10 млн юаней /1,6 млн долларов США/.

Alibaba не одинока. Трансграничная электронная торговля получила дальнейшее развитие после того, как китайское правительство объявило о мерах поддержки, направленных на то, чтобы сделать онлайн-покупки из-за рубежа более быстрыми, легкими и менее затратными.

Вторая по величине компания электронной торговли в Китае JD обдумывает строительство иностранных складов для дальнейшего сокращения расходов и ускорения доставки.

«Китайская экономика бесспорно переживает структурные преобразования. Однако никакой проблемы с потребительским рынком не существует», — сказал главный исполнительный директор JD Лю Цяндун.

Согласно ежегодному отчету Национального совета по американо-китайской торговле за 2015 год, в настоящее время Китай является третьим направлением экспорта США после Канады и Мексики. Экспорт США в Китай за прошедшие 10 лет увеличился на 198 проц, выше чем с любой другой страной.

Более того, согласно совместному исследованию развития китайско-американских торговых отношений в следующее десятилетие, Китай, переходя к модели экономического роста, основанного на потреблении, и будучи сегодняшней мировой фабрикой, станет крупнейшим импортером и мировым рынком.

Американские предприятия, крупные или мелкие, вступают на китайский рынок через многочисленные каналы.

«Мы хотим помочь нашим американским партнерам опробовать китайский рынок, открыв для начала онлайн-магазины», — сказал Синьхуа старший директор департамента международного бизнеса Alibaba У Цянь.

Правда за торговым дисбалансом

Несмотря на нарастающий спрос китайских потребителей на американские товары, Китай остается для США крупнейшим источником импорта. Согласно статистическим данным китайской таможни, объем двустороннего товарооборота в 2014 году составил 555 млрд долларов, а активное сальдо Китая в торговле с США — 237 млрд долларов.

Огромный пассивный баланс в торговле с Китаем считается одной из причин высокого уровня безработицы в США. Некоторые американцы даже считают Китай одной из основных угроз американской экономике.

Между тем экономисты напоминают, что, во-первых, данные пассивного баланса в китайско-американской торговле легко вводят общественность в заблуждение и сильно искажают наше понимание экономической реальности.

Давайте возьмем в качестве примера iPhone. Эти мобильные телефоны собираются в Китае, а затем экспортируются в США. Однако десятки компаний из по меньшей мере пяти стран предоставляют для них запчасти.

Согласно правилам происхождения ВТО, iPhone считается экспортным товаром Китая для США, поскольку продукция проходит последнюю «значительную трансформацию» в Китае.

В этой связи, согласно результатам исследования трех экономистов в 2011 году, каждый iPhone, который продает компания Apple, добавляет около 200 долларов к дефициту баланса США в торговле с Китаем. Однако, на самом деле добавленная стоимость на китайских фабриках составляет лишь 10 долларов.

Подобная ситуация также наблюдается у таких американских торговых марок, как спортивная обувь Nike и игрушки Disney. Изъяны в традиционной торговой статистике сильно преувеличивают торговый дефицит США в отношении Китая.

Кроме того, официальные данные Китая также показывают, что больше половины экспорта страны приходится на толлинговую торговлю. В те дни, когда Японию и Республику Корея называли «всемирными фабриками», в их торговле с США тоже существовало большое активное сальдо. Теперь, когда рабочая сила в Китае подорожала, американские производители перемещают фабрики в Юго-Восточную Азию. Страны этого региона позднее столкнутся с подобной проблемой.

На самом деле, доля активного сальдо внешней торговли Китая в ВВП снизилась с 6 проц в прошлом до 3 проц в 2013 году. По мнению старшего научного сотрудника Института США при Академии общественных наук Китая Тао Вэньчжао, «это общепризнанный реальный уровень».

Говоря о влиянии активного сальдо торгового баланса Китая на трудоустройство в США, Тао Вэньчжао считает, что «для американцев усилия Китая по сокращению активного сальдо не вернут рабочие места в США».

Такого мнения придерживается и Роберт Лоуренс, профессор кафедры торговли и инвестиций Школы государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди при Гарвардском университете. По его словам, то, что американцы винят китайцев в высоком уровне безработицы, «является развертыванием вчерашней войны».

«Я считаю маловероятным, что в будущем мы столкнемся с подобными опасениями по поводу конкуренции с низкооплачиваемой рабочей силой в Китае. Однако я не верю, что рабочие места вернутся в США», — сказал Р. Лоуренс, добавив, что «они будут созданы в Камбодже, Мьянме, Вьетнаме и других азиатских странах».

Тао Вэньчжао отметил, что, на самом деле, периодические обвинения Китая по поводу активного сальдо торгового баланса также являются побочным продуктом политики США. Высокий уровень безработицы после вспышки международного финансового кризиса в 2008 году подтолкнул многих американских политиков, особенно демократов, возложить вину на Китай для смягчения внутреннего давления.

В настоящее время для Вашингтона одной из разумных мер по сокращению торгового дефицита с Китаем является ослабление ограничений на экспорт высокотехнологичных товаров, которые заставляли Китай производить закупки в других странах и лишали высокотехнологичные компании США возможности зарабатывать.

По официальным данным Китая, в 2001-2011 годах китайский импорт высокотехнологичной продукции вырос с 56 млрд долларов до 463 млрд долларов /23,5 проц ежегодно/.

За тот же период удельный вес высокотехнологичных товаров, импортируемых Китаем из США, сократился с 16,7 проц до 6,3 проц от общего объема.

К сожалению, США медленно смягчают свой экспортный контроль. По заявлению Министерства коммерции Китая, в список товаров, на которые распространяются ограничения США на экспорт в Китай, все еще входят свыше 2 тыс. наименований.

Взаимодополняемость с ориентацией на поступательное развитие

Торгово-экономические связи, которые долгое время считались краеугольным камнем китайско-американских отношений, по существу взаимодополняемы и взаимовыгодны.

«Китай и США не сильно конкурируют на экспортных рынках», — сказал корр. Синьхуа Р. Лоуренс. «Для нас хорошо, когда Китай растет, потому что он поставляет нашим потребителям более дешевую продукцию, и не заставляет нас снижать цены на наши экспортные товары».

«Вот почему я делаю вывод, что китайский рост в интересах США. Мы в большей степени дополняем друг друга, чем являемся конкурентами», — сказал он.

Что касается разногласий и торговых трений между двумя крупнейшими экономиками мира, Р. Лоуренс констатировал: «Хорошие друзья по-прежнему могут вести дискуссии и иметь разногласия». «Многие причины заставляют нас не разрушать наши отношения», — добавил он.

Фред Бергстен, старший научный сотрудник и почетный директор Института международной экономики Петерсона, считает разногласия ничем иным как результатом огромного торгового оборота.

Однако он подчеркивает, что «Соединенным Штатам и Китаю удается надлежащим образом контролировать торговые конфликты».

Важнее то, что обе стороны прилагают неизменные усилия по трансформации и обновлению их торговых структур в целях достижения поступательного развития.

Торговые связи, будучи важной составной частью двусторонних отношений, как ожидается, станут ключевой темой в ходе визита Си Цзиньпина в США, а важнейшим в повестке дня визита станет эпохальное китайско-американское двустороннее инвестиционное соглашение /BIT/.

BIT, которое, как ожидается, способствует дальнейшему открытию рынка, поможет поддерживать взаимовыигрышные китайско-американские торговые отношения посредством создания новых возможностей, формирования справедливой конкурентной среды и институционализации торговых отношений для сокращения трений.

Оценивая китайско-американские экономические отношения как «исключительно хорошие», заместитель министра торговли США Брюс Эндрюс заявил корр. Синьхуа, что американское турне председателя Си Цзиньпина предоставит лидерам двух стран хорошую возможность обсудить положительные моменты, вызовы, а также вопросы, которые нуждаются «в дальнейшей работе в наших отношениях, например, двустороннее инвестиционное соглашение, которое очень важно для обеих сторон».

«Мы с нетерпением ждем его визита», — сказал Б. Эндрюс во время участия в летней встрече Всемирного экономического форума, которая состоялась 9-11 сентября в китайском городе Далянь. —0—

Добавить комментарий